ClubCity
  • 0261 Города
  • 0474 Клубы
  • 0827 Ди-джеи
  • 2981 Пользователи
  • 0047 Онлайн
Новости

Rambler's Top100

28.05.2007

Радикальная меланхолия

Радикальная меланхолия

Redshape. Кто прячется за красной маской и прекрасными пластинками, наделавшими за последнее время столько шума в техно-сообществе?

Redshape – это одна из тех неожиданностей, что принесла клубная музыка в прошлом году. На Delsin, Styrax Leaves и собственном лейбле Present этот мужчина, прячущий лицо за красной маской, записал целую серию поразительных пластинок выдержанных в стилистике детройтского техно, но с более жесткой основой.

Такие про-детройтские артисты, вроде Shinedoe, 2000 & One, Dynarec, Арнэ Вайнберг или те же Âme делают либо невыразительную, попахивающую вторичностью, музыку от фанатов, либо разрабатывают свое собственное звучание, более глубокое и элегантное, чем у детройтских мастеров. В противовес этим тенденциям вылизывания треков до совершенства Redshape делает порой дикую, казалось бы, дисгармоничную, музыку. В треках вроде “Shaped World” и “Dust” отдельные синтезаторные пассажи выламываются из общего контекста трека, а хитро закрученные грувы добавляют композиции крайнюю пластичность. Струнные могут полностью вылезти на передний план, неся с собой ту самую расстроенную гармонию. Хотя тут задействован небольшой набор музыкальных элементов. В этой музыке нет роскошеств и излишеств. «Люди хотят движения. А я хочу делать музыку, которую когда-то делали в Детройте», комментирует Redshape.

Этот таинственный человек музыку делает чуть больше десяти лет, однако свои остальные псевдонимы держит в секрете. Звучание того что он делает под псевдонимом Redshape выросло из достаточно позднего знакомства с творчеством Карла Крэйга и Тэо Перриша. По началу, как и для многих других Детройт у него ассоциировался исключительно с Джеффом Миллсом. Хотя важную роль в его становлении как музыканта сыграли Autechre, Surgeon и Кристиан Вогель: «Понимаете, музыкант должен быть искренен. Переживают ли музыканты ту музыку, которую создают – вот что меня интересовало больше всего. Массы почему-то всегда наделяли техно панковской атрибутикой. Бегали на вечеринки в футболках с черепами, да внимание атрибутике уделяли, чтобы себя как-то выделять. Мне кажется что только у Карла Крэйга на первый план выходит музыка, не выпячивая при этом свою личность».

Радикальность для Redshape не пустое слово. В 1995 году ему на глаза попалось одно из многочисленных воззваний Мэд Майка из Undeground Resistance, где было написано следующее: «Только радикальная музыка в действительности может быть свободной». Радикализм в музыке исходил из его собственного окружения. «Я собственно и не хочу докапываться до сути почему то или это хорошо или плохо, ведь все имеет право на существование. Люди могут делать все что угодно, ведь это их право, меня интересует лишь то, что получилось в итоге».

Для него звучание нео-детройта это очень европейское звучание. Заигрывание определенных групп с наследием детройтских героев он не может понять. «Мне вот интересно, если уж они такие талантливые и умелые, то почему тогда они не пытаются делать что-то свое, не программируют вручную те же барабанные кольца?!». Сам Redshape очень щепетильно относится к музыке, пишет ее неторопливо и только тогда, когда ощущает в этом острую потребность. «Я не хочу делать одно и тоже каждый раз. Мне интересно исследовать музыку, ее возможности, стараться выйти за какие-то установленные границы». Именно поэтому он почти всегда отказывает в просьбах ремикшировать чей-нибудь трек, и совершенно не торопится записывать полноценный альбом, как это делают многие артисты работающие в схожем направлении. Он больше всего боится сделать что-то посредственное. «Я к себе предъявляю максимально высокие требования. Поэтому когда я начинаю размышлять об альбоме, каким я себе его представляю, я становлюсь предельно осторожным – готов ли я к этому, осилю ли». По его словам, единственный альбом электронного артиста в прошлом году, который его зацепил, стал альбом таинственного дабстеп-проекта Burial, и именно этот альбом убедил его в том, что нужно браться за полномасштабную работу крупных размеров. Но проект Redshape все ж таки воспринимается скорее как проект, чью прелесть можно оценить исключительно во время живых выступлений. Причем в своих музыкальных поисках Redshape стоит на стыке очень гремучей смеси дип-хауса, техно и электроники: «Вживую конечно те мои мысли, что сейчас овладевают мной, я вряд ли смогу осуществить. Ведь музыка Redshape достаточно спокойная, в духе трека “Cofee and Cigarettes” который вышел на Delsin – остальные работы достаточно энергичны. Для толпы на танцполе я со своей музыкой достаточно медленен – средняя скорость моих треков 125 ударов в минуту, плюс постоянно должны присутствовать синтезаторные пассажи. Конечно я пытаюсь гнуть свою линию – но это не так просто. Напряжение, которое я пытаюсь создать во время выступления зачастую перехлестывается с драйвом и настроем толпы – это один из тех моторов Redshape, которые работают безотказно, вторым моторчиком является меланхолия, которая так часто присутствует в работах Aphex Twin, причем это никакой не китч, это самая натуральная, радикальная меланхолия».

Текст: Алексис Вальтц

Перевод: technoid

REDSHAPE В РЕЛИЗАХ:

Своими релизами Redshape обрушился как снег на голову. Первая его пластинка «Shaped World EP» вышла на голландском лейбле Delsin весной прошлого года, правда осталась она практически незамеченной. Но в том же мае красной пластинкой «Telefunk» он оставил серьезный след и обратил на себя внимание, благо выпущена она была на лейбле Styrax Leaves, который поднимает в Европе детройтское звучание. Здесь уже можно стало судить о фирменном почерке Redshape: очень мрачная басовитая музыка, бурлящие «низы», утробное звучание, крайне размеренная и жесткая ритмическая конструкция, а также привходящие шумовые эффекты. В подобном духе вышла и еще одна пластинка на Delsin под названием «Misc Usage». Здесь стало понятно, что на этого немецкого музыканта огромное влияние оказала старая чикагская школа, музыканты вроде Green Velvet или лейблы вроде Acacia. Но импонировало то, что Redshape не копирует слепо своих предшественников, а всегда находится в поиске. Его музыка – сплав чикагского олдскула, новейших технологий, смелых экспериментов и доля импровизации. На пластинке «2084/Ultra» это особенно заметно. Однако если раньше это были треки с технологическими шумами, вязкими басами, аналоговыми отрывистыми звуками, сплетающимися воедино и преобретающими очертания очень замысловатых, но крайне интересных и приятных уху мелодий, которые вкупе с ритм-основой жесткой бочки являли собой настоящий фанковый техно-хаус угар, теперь появляются более мелодичные, с фоновыми протяжными атмосферными звуками, в которых есть некая меланхоличность и звуковой напор отступает. Также оказываются доступными пластинки, вышедшие на его собственном лейбле Present, который был запущен под шумок. Там продолжается линия на придание музыке Redshape большей мягкости и задушевности, хотя от своего излюбленного стиля он не отходит и все каноны по-прежнему соблюдает.

К концу года стало понятно, что сам музыкант не мог сочинить столько материала за столькороткое время, и, скорее всего, он старательно накапливал свои сочинения, чтобы сейчас их потихоньку реализовывать. Но при этом Redshape открыл в себе и талант ремиксера: один из его ремиксов вышел на лейбле Memo, но самый, пожалуй, сильный и интересный появился буквально на днях на все том же гиганте Music Man на трек далеко не последних музыкантов Deetron и DJ Bone. Там процветают все те же басовитые мотивы, сочетаясь с фанковостью и жирным звучанием. Всего же за год Redshape умудрился выпустить около десятка пластинок с собственными треками и ремиксами, при этом ни одну его работу нельзя назвать проходной.

Текст: sub

Автор: technoid

Источник: www.mixmag.ru

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи